Купить уголь
Угольная биржа Uglex поможет Вам
Получить лучшее предложение на рынке
Важно: чтобы избежать нежелательных звонков и спама после размещения заявок на покупку, мы не публикуем Ваши контактные данные в открытом доступе.
Все торги за заявку проводятся онлайн на нашем сайте.
 
Как с Вами связаться?

Вход на сайт
Войдите, чтобы отправить сообщение
Вход на сайт
Пользователь с таким номером телефона уже зарегистрирован!

Будущее принято связывать с возобновляемыми источниками энергии: уже сейчас крупнейшие технологические компании создают дата-центры, использующие лишь ветровые и солнечные генераторы, а Google инвестирует свыше $1 млрд в новаторские энергетические стартапы.

Но в будущем роль ископаемого горючего вопреки общему мнению не только не уменьшится, но и возрастёт, если удастся снизить объёмы выбросов углекислого газа. 

Согласно оценке Международного энергетического агентства, к 2035 г. уровень производства электроэнергии вырастет на 20 тысяч ТВт⋅ч, — а структура потребления станет эффективнее. Но может пострадать экология, потому что 40% всего мирового производства энергии приходится на уголь, а к 2035 году этот объём может вырасти до 48% — «грязное» топливо обеспечит свыше 60% роста электрогенерации. При этом на долю солнечной и ветровой энергетики придется лишь 5% мировой генерации энергии (чистые атомная и гидроэнергия в совокупности соберут в пять раз больше). 

Правда, не всё так плохо: существует план спасения, его придумали в Китае, уже столкнувшемся с трудностями. Несмотря на то, что страна активно вкладывается в атомные электростанции и возобновляемые источники энергии, уголь там остаётся главным топливом - на тепловых станциях вырабатывается свыше 70% китайской электроэнергии. Восточный гигант ответственен за четверть мировых выбросов углекислого газа, и крупнейшие китайские мегаполисы окутаны смогом из угольной пыли, что сокращает среднюю продолжительность жизни в стране на пять лет. В условиях, когда отказаться от дешёвого угля невозможно, а уровень загрязнения окружающей среды критический, остаётся заняться улавливанием и захоронением углекислого газа.
Прежде эта технология использовалась лишь во время добычи нефти и газа. С середины 1990-х помощью CCS норвежская компания Statoil очищала добываемое на шельфе топливо от примесей, а после закачивала углекислоту в толщу горных пород, чтобы соблюсти экологическое законодательство страны. В Канаде CCS использовалась с экономической выгодой с середины 2000-х: благодаря закачке углекислого газа в нефтеносные пласты удалось не только снизить выбросы в атмосферу, но и повысить нефтеотдачу с одного из месторождений в провинции Альберта.

Китайский проект GreenGen идёт дальше и очищает выбросы местных тепловых станций. Они продолжают всё так же сжигать уголь, но углекислый газ улавливается и закачивается под землю — например, в изолированные и непригодные для практического использования водные горизонты.

Впрочем, захоронение углекислого газа сталкивается с двумя сложностями. Во-первых, на улавливание углекислоты уйдёт до трети всей вырабатываемой на станции электроэнергии. Если оснастить все мировые теплоэлектростанции, работающие на угле, технологией CCS, то ежегодные расходы составят $2 трлн — немыслимая сумма (однако, согласно оптимистичным прогнозам, к 2100 году до 55% всего углекислого газа будет закачиваться под землю).
Во-вторых, перспективы CCS за пределами Китая пока туманны. В этом году Канада вложила $1,2 млрд в проект SaskPower, но это скорее исключение, чем правило. Технология CCS попала в замкнутый круг: компании не хотят инвестировать в подобные решения, потому что они являются финансово рискованными, — а CCS остаётся рискованным предприятием из-за малого опыта использования и отсутствия массовой поддержки общества. В этой ситуации интерес крупных технологических компаний мог бы переломить ситуацию, но этого пока не происходит. Никто не любит уголь — даже если он внезапно оказывается чистым.